Голод и аппетит

Голод — это великий страж нашей жизни. Он заставляет организм, нуждающийся в пище, искать и заготовлять ее. Голод—естественное проявление физиологической потребности, и, когда его нет, мы можем считать, что отсутствует и физиологическая потребность, его порождающая. Он ощущается пропорционально потребности организма в еде. Если голода нет, пищу принимать нельзя. Поэтому для нас очень важно научиться отличать голод от прочих ощущений, правильно понимать язык наших чувств.

Что такое чувство голода, недостаточно понимают потому, что оно недостаточно изучено. Правда, его пытались исследовать физиологи, однако делали это на больных. В результате все виды нездоровых ощущений ошибочно принимаются за голод — и не только обычными людьми, но и специалистами, которые утверждают, что голод ощущается в желудке, особенно в его верхней части, и проявляется в разного рода дискомфортах. То, что это неверно, становится очевидным, когда ученые проводят свои исследования на здоровых людях. Физиологи восприняли теорию, выдвинутую Кэнноном, будто сокращения желудка, сопутствующие тому, что они называют «голодными схватками», являются непосредственной причиной ощущения голода.



По мнению Кэннона, «голод можно описать как нечто имеющее центральное ядро, но обладающее и более или менее меняющимися сопутствующими признаками. Своеобразная тупая боль в надчревной области обычно бывает первым сильным признаком голода, и, если голод не удовлетворен, боль становится острой и по мере усиления принимает все менее локальный характер.

Кроме этой тупой боли могут появиться общая апатия и вялость, слабость, сильная головная боль или раздражительность и беспокойство, причем столь сильные, что заниматься обычным делом становится все более затруднительно. И то, что эти состояния сильно различаются: у одних это головная боль, у других слабость и т. д. — указывает на то, что они не составляют главную черту голода, а являются более или менее непостоянными его спутниками. Поэтому в качестве главной характеристики, главного фактора, достойного детального изучения, остается тупое давящее чувство».

Тупая боль в надчревной области, сильная головная боль, раздражительность, беспокойство, апатия, сонливость, слабость и снижение работоспособности — как же похожи эти симптомы на те, что возникают у человека, когда он не может выкурить привычную сигарету, выпить ставшую совершенно необходимой чашку кофе или чая, стакан виски или вколоть дозу морфия! И как же профессор Кэннон не увидел их истинного смысла? Ощущение пустоты и тяжесть, им описанные, не являются спутниками голода. Не являются ими и тупые ощущения, которые он представляет как главный признак голода.

Те, кто чувствует боль в желудке, должны знать, что это не голод, а лишь нездоровые ощущения, нездоровый симптом. И вместо того, чтобы есть, дабы смягчить этот симптом, им следует поголодать, пока они не почувствуют себя спокойно. Раздражение желудка из-за несварения часто ошибочно принимают за потребность в пище. А то, что еда избавляет от этих симптомов, вроде доказывает, что люди были действительно голодны. Так же, как укол морфия «доказывает», будто боли у наркомана и есть истинная потребность в морфии.

Кэррингтон называл эти симптомы «голодом привычки», Дьюи — «голодом болезни», Освальд — «голодом отравы». Но поскольку эти симптомы вовсе не представляют голод, я не вижу причины называть такие ощущения истинным голодом. Желудок, неожиданно лишенный регулярных приемов пищи, при отсутствии еды проявляет те же самые признаки стресса, что и нервы курильщика, лишенного привычного наркотика.

Доктор Кэннон неправ, утверждая, будто для голодного человека гораздо важнее количество пищи, чем ее качество. Он явно проводил свои исследования на группах невротиков, диспептиков и обжор. Он никогда не позволял никому из своих пациентов обходиться без пищи достаточно долго, чтобы можно было проследить их реакцию на воздержание.

По завершении полного длительного голодания человек обычно чувствует, что все, что ему нужно, это стакан фруктового сока. И если ему давать каждый час в течение дня такое количество сока, то к четырем часам пополудни он почувствует, что сыт. Освальд писал: «Лишь естественный (нормальный) аппетит имеет естественные (нормальные) пределы. И ни для кого это так не очевидно, как для действительно голодного человека!»

Истинный голод, с одной стороны, является скорее избирательным, чем неразборчивым, часто требуя специфической пищи или специфического вида пищи. Это, как мне кажется, более характерная черта голода, чём описанная Кэнноном. С другой стороны, в отличие от чрезмерного аппетита голод удовлетворяется простой пищей и готов принять иную, если желаемая отсутствует.

Многочисленные эксперименты с голоданием показали, что болезненные ощущения, ошибочно принимаемые за голод, по всей видимости, наиболее остро проявляются у больных людей, особенно страдающих болезнями желудка. При голодании эти ощущения вскоре утихают и затем исчезают вовсе. Через несколько дней наступает ощущение полного комфорта.

Когда говорят, что чувство голода исчезает после нескольких дней полного воздержания от пищи, имеется в виду вовсе не тот голод, который является истинной потребностью организма, а симптомы болезни, ошибочно принимаемые за голод. Я сомневаюсь, что настоящий голод исчез бы при голодании.



Жадность не есть показатель того, что едок может усвоить все, что ест. Часто можно наблюдать, что обильная еда сопровождается постепенным снижением веса. И многие набирают вес, несмотря на то, что стали есть меньше. Как часто мы видим больных, которые очень много едят и все время жалуются на голод! Они едят несколько раз в день и три-четыре раза ночью, но, кажется, им всегда не хватает еды. Конечно, эти люди никогда не бывают голодными, они — пищевые «пьяницы», потребляющие пищу в качестве временного облегчения. Еда ненадолго облегчает их страдания. У этих людей наблюдаются крайние проявления симптомов, которые физиологи ошибочно принимают за голод. Существуют изнурительные болезни, которым сопутствует постоянный ненасытный аппетит. Эти люди едят, несмотря на то, что не могут переварить и усвоить все съеденное. Фактически постоянный прием пищи способствует закреплению у них функциональных и структурных нарушений и поддерживает состояние истощения.

Ни слабость, ни тягостное ощущение в желудке, ни чувство пустоты, ни головная боль и никакие другие болезненные симптомы не являются голодом. Эти ощущения возникают из-за раздражения желудка, невроза, несварения, желудочного воспаления, отказа от привычной стимуляции желудка и т. д., но они не являются голодом. Слабое ощущение под ложечкой в сочетании со страстным желанием что-нибудь съесть — следствие хронического воспаления слизистой желудка.

Здорового человека, человека с умеренными привычками, вегетарианца и им подобных не беспокоят такие ощущения и неудобства. Эти нездоровые ощущения рано или поздно исчезнут, если их оставить в покое. Если же их «облегчить» едой, или приемом специй, или питьем, они утихают лишь на время. Как только желудок освобождается от пищи, они возвращаются вновь и, возможно, с удвоенной силой. По словам Грэхема, «это своеобразное состояние желудка (чувство ненормального голода) при пропуске обычного приема пищи проходит гораздо скорее и с меньшим дискомфортом у чистого вегетарианца, нежели у мясоеда. Мясоед страдает от голода гораздо больше и при этом быстрее теряет мускульную силу. Тот, кто добавляет в свою еду крепкие специи, сильно ощущает даже разовый пропуск пищи».

Большинство людей не знает ощущения голода, ибо они никогда не испытывали его. По крайней мере, среди американцев постоянный голод является редким явлением. Даже бедняки обычно переедают и делают это изо дня в день, хотя и едят совсем не ту пищу, которая им нужна. Практика приема пищи по часам начинается с рождения человека. Эта практика насыщения младенца во все часы суток — днем и ночью, кормления его между основными приемами пищи, имеющая тенденцию сохраняться всю жизнь, — гарантия того, что люди и дальше никогда не испытают настоящего голода. Аппетит? Да. Но не голод.

Голод — это язык организма, который требует определенных веществ, получаемых с пищей. Кровь отдает эти вещества тканям. Почему эта потребность должна быть болезненной или дискомфортной? Почему мы должны пытаться определять или описывать голод в терминах патологии?

Люди убеждены, что голод вреден. Но вреден не голод, а отсутствие в крови веществ, необходимых организму. Голод — столь же нормален и удовлетворяем, как и жажда, усталость, сонливость и все прочие ощущения, через которые организм дает знать о своих нуждах. Это — один из великих защитников благополучия организма, а не один из его врагов. Отсутствие пищи может оказаться для организма злом, но то, как он дает знать о своей потребности в пище, определенно злом не является.

Вопреки распространенной точке зрения, я настаиваю на том, что настоящий голод является приятным, даже утонченным ощущением, достойным того, чтобы его испытать ради него самого. Я утверждаю, что голод ощущается во рту, в горле, в носу и в определенной мере во всем организме и что с ним не ассоциируются боль или страдание. Более того, я считаю, что страдание подавляет чувство голода и может сделать усвоение пищи невозможным. При настоящем голоде существует четкое и сознательное желание еды. И это состояние — состояние комфорта, а не дискомфорта и страдания. У человека увлажняется рот за счет выделения слюны и часто появляется четкое желание определенной пищи. При голоде у здорового человека не возникает никаких ощущений в желудке или вблизи него. Любой, кто имел большой опыт голодания, знает, что ощущение истинного голода находится во рту, горле, носу и связано со вкусом и запахом. На это указывает увлажнение рта при появлении самой простой пищи — даже корочки сухого хлеба.

Часто аппетит принимают за голод. Но аппетит нельзя приравнять к голоду так же, как нельзя поставить знак равенства между сексуальной страстью и любовью. Грэхем провел четкое различие между аппетитом, который является всего лишь выражением привычки есть в определенное время, и тем «естественным и здоровым голодом, который является физиологическим проявлением истинных пищевых потребностей организма». Аппетит, который столь часто является делом привычки, иногда называют «привычкой-голодом». Но я не думаю, что это правильное определение. Ведь привычка может быть нездоровой, но истинный голод — никогда!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *